Право на жизнь и …смерть?

С Ириной Степановной я познакомилась в областной больнице им. Н.А. Семашко. Коротая время у регистратуры, мы случайно разговорились, и она рассказала свою историю, которая оказалась очень печальной.

Ирине Степановне 61 год. Всю свою жизнь она проработала на хлебокомбинате и о хлебобулочных изделиях знает всё и даже больше. Так получилось, что личная жизнь не сложилась, сегодня она живёт совершенно одна, родственников не осталось, а друзья с приходом болезни растворились во времени. Два года назад Ирина узнала, что у неё онкология. Начались мытарства по больницам и вроде бы дело пошло на поправку. Но пару месяцев назад судьба подкинула очередной сюрприз: врачи обнаружили новую опухоль. И метастазы.

Врачи обнадёживать не стали, честно сказав, что полгода – максимум при таком течении болезни. «Боли есть уже сейчас, но это пока цветочки, — печально говорит женщина. – Я знаю, что будет дальше: беспомощность, страшные боли. Родных у меня нет, чтобы ухаживать за мной, выбивать лекарства, поддерживать морально. В тяжёлых раздумьях как-то неожиданно пришла мысль о добровольном уходе из жизни. Мне кажется, я имею на это право. Знаю, что в нашей стране эвтаназия запрещена. Вот сейчас коплю деньги для поездки на эту процедуру за границу. Но, знаешь, откровенно говоря, не верю, что мне это удастся. Несколько тысяч евро – сумма неподъёмная. А с пенсией это нелегко. Да и онкология – это очень дорого».

Елена ИСАЕВА

Более подробную информацию читайте в газете «Районный вестник»


 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *